Главная \ Новости    \ НЕ ОТНИМАЙТЕ ЗЕМЛЮ У КРЕСТЬЯН      

НЕ ОТНИМАЙТЕ ЗЕМЛЮ У КРЕСТЬЯН

« Назад

15.08.2017 15:38

Новость, которая в очередной раз всколыхнула фермеров: Минсельхоз России вынашивает идею законодательного ограничения размера земельного участка фермерских хозяйств.

Данная поправка в законодательство об обороте земель сельскохозяйственного назначения и о фермерстве, по которой каждый субъект федерации должен установить свой предельный размер земельного участка КФХ, может быть скоро внесена в Государственную Думу. И если фермер имеет в собственности или в аренде земли больше, чем установленная цифра, то обязан или избавиться от излишка, продать его, подарить, отказаться от аренды, или перерегистрировать свое КФХ в ООО, СХП, СПК и иные формы полноценных сельхозпредприятий. На все про все ему будет выделен год. Если же не справится в отведенный срок, то Росреестр даст информацию о нем в правительство субъекта, и оно будет обращаться в суд с требованием к фермеру продать участок на торгах. В том случае, когда на участок не найдется покупателя, его обязан приобрести по рыночной цене сам субъект или муниципалитет.

В Ставропольском крае, по имеющейся информации, этот предельный размер будет составлять всего 500 гектаров. По предварительной информации, региональный минсельхоз намерен рекомендовать думе для принятия краевого закона именно такую цифру.

- Это станет очередным наездом на крестьянские фермерские хозяйства, началом нового массового передела земли. Мы имеем дело с очередной, плохо прикрытой попыткой расправиться с фермерским движением, - убежден председатель ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств Ставропольского края Виктор Пыленок.

 

Как это ударит по фермерам

Средняя площадь фермерского хозяйства в крае составляет 183 гектара. Казалось бы, нам опасаться нововведения нечего. Никакого «наезда» и «массового передела» не предвидится? Но это как средняя температура по больнице: за ней не видно конкретного больного. Больше тысячи КФХ имеют у нас пятьсот и более гектаров. Так что массовый передел, если закон все же будет принят, неминуем.

И в случае доведения площади земли КФХ до 500 гектаров, распродажи лишней, выходящей за предписанный предел, и в случае переоформления КФХ в СХП неизбежны непростые, требующие времени и, что очень важно, затратные для фермеров, а то и разорительные, действия.

Я обзвонил знакомых фермеров и собрал довольно показательную, а больше тревожную, информацию, - говорит Виктор Пыленок.

При первом варианте - уменьшении земельного надела до устанавливаемого норматива 500 гектаров, фермер должен будет:

а) перед отчуждением лишней собственной земли провести ее межевание (стоимость этой работы определяется в зависимости от поля, но, как правило, измеряется в десятках тысяч рублей);

б) в случае, если земля арендованная долевая, созвать собрание пайщиков и отказаться от договора аренды лишней для него земли (в таком случае сразу разгорится борьба за эту землю среди хозяйств-соседей, со всеми знакомыми нам негативными последствиями вроде судов, арестов и даже кратковременного выведения из оборота);

в) если занимается выращиванием зерновых - а у нас это в большинстве крупных и средних КФХ - то сменить направление деятельности, на 500 гектарах зерновые высокорентабельно выращивать невозможно (изменение направления деятельности - сотни тысяч, если не миллионы рублей новых затрат, к тому же найти свою нишу будет очень сложно);

г) распродать лишнюю технику, причем за бесценок, поскольку б\у трактора и комбайны стоят на порядок ниже, чем новые; если техника в лизинге (как правило), то это сделать можно будет только с большими финансовыми потерями; если техника в залоге у банка, то ее вообще невозможно продать без предварительного погашения кредита;

д) распродать опять же с большими потерями производственные помещения: ведь под другой вид деятельности, к примеру, животноводство, крытые тока или мехмастерские с гаражами не нужны; зато потребуются другие помещения, построить которые сегодня намного дороже, чем было вчера;

е) уволить в порядке сокращения штатов, а это значит, с дополнительными затратами в виде двухмесячного выходного пособия, лишних работников.

Второй вариант - переоформление КФХ в СХП или подобное ему предприятие, также не менее хлопотный и затратный.

Фермеру надо будет:

а) перерегистрировать КФХ в СХП в налоговой службе (заявление оформляется нотариально), в пенсионном фонде, фондах медицинского и социального страхования, выбрать форму налогообложения, проинформировать об этом налоговый орган, открыть счет в банке, заказать печати (затраты на все - не меньше десяти тысяч рублей, но суеты и нервотрепки - на все сто тысяч);

б) организовать на предприятии полноценный бухгалтерский учет, с ежеквартальной сдачей балансов и отчетов, для чего создать электронную бухгалтерию с электронным ключом (цифровая подпись) для сдачи через Интернет (без нее отчеты не сдашь, а если сдашь, то переплатишь за каждую платежку по 300 рублей); на это дело абы какой компьютер не поставишь, только за один надо готовить не меньше 30 тысяч рублей (а в бухгалтерии как минимум их два); электронные программы бухучета с их настройкой, сопровождением и обслуживанием стоят по самым скромным подсчетам также порядка 30 тысяч; кассовый аппарат, опять же с обслуживанием и настройкой, - это еще тысяч 40; подготовка грамотных, способных работать в электронных программах бухгалтеров (да и где они на селе?) тоже стоит денег;

в) перерегистрировать, опять же с межеванием, земельные участки на новое юридическое лицо (десятки тысяч рублей);

г) перерегистрировать на новое юрлицо строения и другую недвижимость (десятки тысяч рублей);

д) перерегистрировать на новое юрлицо технику в ГИБДД и военкомате (десятки тысяч рублей);

е) расширить штаты, поскольку все вышеперечисленное должны делать конкретные и грамотные в своих вопросах люди (десятки тысяч рублей).

И это, подчеркиваю, самые необходимые и очевидные действия, которые фермер должен будет произвести в случае, если спорный закон примут. Наверняка выявятся и другие.

Таким образом, утверждения, что власть готовит еще один удар по сельхозпроизводству, не безосновательны. Ведь понятно, что реформа не только повлечет за собой большие затраты, но и реально обрушит производство в фермерском секторе. А он только в нашем крае в этом году произвел уже около двух миллионов тонн зерна. Нам они не нужны?

Не случайно одни только слухи и несколько публикаций в центральных изданиях о готовящейся реформе в земельном законодательстве вызвали целый вал возмущения в рядах фермеров. Отрицательно отнеслись к готовящимся изменениям АККОР, Кубанская и Донская ассоциации фермеров.

 

Государство не получит ничего

Самое странное, что мотивацию всей этой затеи минсельхоз страны так до сих пор и не объяснил общественности. Те предположения, которые прозвучали, вызывают только вопросы.

Например, объяснение такое: в минсельхозе озабочены тем, что крупные КФХ пользуются господдержкой, выделяемой для фермерства, наравне с мелкими. В итоге они в более выгодных условиях, чем СХП и агрохолдинги. Вот и решили уравнять всех таким именно образом. Мол, все ради справедливости.

Объяснение не выдерживает никакой критики. Из всей господдержки у фермерства в текущем году осталась только пониженная процентная ставка по кредитам - на уровне всего 6 процентов. Да и той они мало пользуются. В крае, например, с начала года взяли льготные кредиты только 154 фермерских хозяйства из 11 тысяч. Но ведь и агрохолдинги, СХП также пользуются субсидированной процентной ставкой по льготным кредитам. Она также 6 процентов.

Второе объяснение - руководство страны хочет, чтобы положение дел в отрасли было более открытым и понятным. Фермерство сегодня в какой-то мере закрытая зона. У него и отчетность не столь прозрачная, и урожайность ниже, что вроде как говорит об укрывательстве урожая и его производном - черном рынке зерна.

Тут есть сермяжная правда. Но для всех этих болезней фермерства есть другие лекарства. Зачем же сразу к услугам хирурга прибегать? Гильотина, конечно, лучшее лекарство от головной боли, однако не мешает помнить, что оно одноразовое. По причине дальнейшего отсутствия головы.

К тому же, почему не учитываются все плюсы фермерства? Это и самозанятость, и влияние на социальную ситуацию, когда фермеры дают рабочие места, помогают сельской власти и тем самым сохраняют и развивают малые населенные пункты.

Третье объяснение - это чтобы стране налогов больше собирать. С фермеров - только шесть процентов от валового дохода, это единый сельхозналог. А СХП вроде платят больше.

Опять неубедительно. Некоторые СХП тоже на едином сельхозналоге. Да и как не сказать: не устраивает система налогообложения - совершенствуйте ее. При чем здесь земля и ограничение размера ее использования?

Так что аргументы «за» реформу более чем странные. Точнее сказать, что их просто нет.

 

Страна получит крестьянский бунт

Таким образом, экономические выгоды государству от новации пока никак не просматриваются, во всяком случае, они не очевидны.

Зато очевидны потери, и, прежде всего, политические.

По мнению юристов, предложенная новация грубо нарушает конституционные права граждан. На владение собственностью, то есть землей, на предпринимательство. Да и вообще, ломает целый уклад жизни - крестьянский, что в цивилизованном обществе недопустимо.

Самое главное - это явная попытка опять все поломать в сельхозсекторе через колено. Которая, в лучшем случае, обернется политическими протестами, в худшем - бунтами. У нас на юге народ горячий, и просто так с землей не расстанется.

За примером далеко ходить не надо. Вспомним события полугодовой давности, когда руководство края волевым порядком пыталось навязать владельцам земельных паев минимальный размер выделяемого участка из земель коллективного пользования в размере не менее 2500 гектаров. Краевая дума приняла даже закон по этому поводу.

Затея, прямо скажем, была безумная, нарушающая, прежде всего конституционные права граждан, в частности на распоряжение своей собственностью. Но направлена она была, чего особо никто и не скрывал, против мелких, и особенно фермерских, хозяйств начисто закрывала им пути увеличения земельных наделов, а значит и развития. Закабаляла пайщиков за теми хозяйствами, в обработке которых уже находилась их земля. Вводила своего рода крепостное право. Ведь трудно даже представить, чтобы 250 пайщиков смогли договориться о выделе (один пай в среднем в крае 10 гектаров) и уйти с землей. Чтобы какой-либо фермер мог такой массив купить. Да и не в интересах основного нашего производственного звена на селе - СХП и СПК - это делалось. Им таким неподъемным размером также преграждались пути к приобретению земли и расширению производства. Реально все это задумывалось в интересах крупных земельных собственников с огромным капиталом. Не зря этот закон с легкой руки нашей газеты и автора этих строк окрестили «законом жирных котов».

Именно фермеры тогда отбили наезд власти. Протест их был настолько бурным, настолько организованным, что власть отступила даже с тех позиций, на которых ранее стояла. Напомню, что до принятия закона минимальный размер выхода из долевого земельного массива составлял 30 гектаров. Отменив свой закон, депутаты опустили минимум до одного пая. А один пай у нас от 4 до 12 гектаров.

И вот - новый наезд на фермеров. И опять в сторону ограничения их права расширять и укрупнять свои земельные массивы, ограничения развития. И опять - насильственным путем. Такое впечатление, что мы сегодня имеем дело с наследниками коллективизаторов во власти. Которые упрямо, раз за разом стремятся все сельхозпроизводство перевести в крупные хозяйства, раз и навсегда закрыв туда дорогу мелким. Они просто не понимают значение мелких хозяйств и потому стараются низвести их как класс.

С политической точки зрения эта затея ничего, кроме переполоха на селе, не даст. Обсуждение нового законопроекта, которое уже началось по стране, показывает его резкое неприятие фермерами. И однозначно воспринимается как попытка накинуть удавку на шею фермерскому движению. И в случае законодательного оформления мы еще столкнемся с организованным сопротивлением ей.

 

Земля любит тишину

Задачу укрупнения сельских хозяйств, раз проблема низкой товарности мелких существует, можно ведь решить совсем иным путем. А именно: сделать так, чтобы, с одной стороны, мелким объединиться было выгодно, с другой - чтобы крупные хозяйства были более привлекательными для землевладельца, чем мелкие.

Наверное, когда-нибудь мы к пониманию этого придем. Это долгий, очень долгий путь. Но кому-то там, в Москве, на асфальте, не знающему и не понимающему село, не терпится идти быстрее. Вот и рождаются глупости, от которых всю страну начинает тошнить.

Лавры коллективизаторов 30-х годов не дают покоя? Только надо помнить, чем обернулся этот процесс в те годы.

Самое главное, - говорили фермеры, - что мы ждем сегодня от власти, это тишины и незаметности с ее стороны. Чтобы нам не мешала. Не надо реформ, не надо вообще никаких резких движений на селе. Оно их не терпит. В спокойной, деловой обстановке мы все сами сделаем. И эффективность повысим, и товарность, и прозрачность обеспечим.

Во всем разберемся сами и выберем тот путь, который выгоден.

Виктор Пыленок, Александр Емцов («Ставропольские ведомости»)

 


АПК РФ в 2018-2020 годах может лишиться погектарной поддержки, субсидий на производство молока и компенсации капзатрат. Депутаты-аграрии намерены добиваться восстановления финансирования этих направлений.

Деление земель на три категории в зависимости от степени риска, который они несут, распространили на территории, занятые в сельском хозяйстве. Соответствующее постановление опубликовано на сайте правительства России.