Главная \ Новости    \ Легко ли живется тульскому крестьянству без руководства?      

Легко ли живется тульскому крестьянству без руководства?

« Назад

18.05.2014 20:28

Субъективная необъективность История трех предыдущих тульских губернаторов доказала общеизвестную истину: развитие экономики очень слабо зависит от воли и действий конкретных представителей власти. Во всяком случае, на региональном уровне. Здесь действуют законы макроэкономического уровня: хорошо в России – неплохо и в Туле. А если плохо «наверху», не будет отдельного «острова счастья» здесь. Максимум успеха достигается, если в момент экономического подъема в стране на местах «у руля» оказываются не просто хорошие специалисты и чиновники в позитивном смысле этого слова, но и единые «команды». Если то же самое происходит в момент кризиса, максимум достижений – слегка «смягчить» его негативные последствия. Чудес не бывает. Яркая личность на должности второго (третьего, пятого, десятого) лица – величайшая редкость. Вот характерный пример. У Василия Стародубцева в первые полтора года работы в должности руководителя региона не было заместителя по промышленности. Не проводились по сему поводу совещания, семинары, не подводили итоги. Заводы жили как бы сами по себе. И что? А ничего – кризис давил все отрасли российской экономики одинаково тяжело. Промышленности, оставшемуся без «пригляда», и селу, на помощь которому губернатор и его команда бросали все имеющиеся ресурсы. То же самое было и при Николае Севрюгине, но там ситуация отягощалась еще и фактором малой известности тульского первого лица на федеральном уровне. Шел процесс разрушения. Объективный и рукотворный. «Поворот» великого агрария лицом к промышленности произошел после того, как федеральные власти начали губить угольную промышленность, а иностранные инвесторы отказались вкладывать средства на создание комбайновых производств и агрохолдингов по производству мяса и молока. Им свою продукцию было некуда девать. Зато они же приглядывались к ряду разваливавшихся промышленных объектов на тульской земле. Василий Стародубцев верно уловил тенденции, сам вел переговоры. У него появились отличные заместители – Николай Попов, Сергей Харитонов, Анатолий Артемьев. Итог – приход на тульскую землю компаний «Каргил», «Проктер энд Гэмбл», «ЕвроХим», «Кнауф», «Карлсберг», создание фундамента для реализации проекта «Новомосковский кластер». При губернаторе-промышленнике Вячеславе Дудке все «вдруг» вспомнили, что агропром – важная, но (лет уже 50) не самая главная часть нашей экономики. 2,5% трудовых ресурсов, 3,0% налоговых поступлений, 5,5% от валового регионального продукта. А промышленность: 30% работающих, 40% ВРП, 70% налогов! Наконец, почти весь наш экспорт – именно там. Селу, конечно, помогали. Но уже без призывов «беречь каждую корову, как свое дитя». Нынешний руководитель региона, будучи «выходцем» из сфер сетевой торговли и политики, первым делом обратил внимание на туризм, отдых, дороги, социальную сферу и, конечно, торговлю. Однако финансово-налоговые реалии дали о себе знать. Сегодня у нас на первом месте – снова промышленность и особенно – оборонка. Село? Помогают по мере сил. Реально помогают. Просто сил тех – не так много… Череда личностей Еще одна закономерность в отношении высокого сельского чиновника состоит из противоречия. С одной стороны, очень желательно, чтобы такой человек был выходцем из «крестьянской» среды. Профильный специалист с опытом практической работы, знает специфику труда, имеет опыт и хорошие связи на всех уровнях аграрного бизнеса, известная личность среди коллег-руководителей. Но, с другой стороны, такая привязанность к профессии и прежней руководящей должности, как правило, рано или поздно сказывается. Руководитель начинает слишком уж «радеть» о своем прежнем (или будущем) хозяйстве. При Николае Севрюгине расцвел «Тульский плодопитомнический», где он директорствовал до губернаторства. При Василии Стародубцеве отличные результаты показывал колхоз имени Ленина из села Спасское Новомосковского района (его родная вотчина). При заместителе губернатора по агропрому Александре Ткаченко взошла звезда «Тульской птицефабрики». Причем, никакого криминала. Все – в рамках федеральных и региональных программ. Может быть, «любимцам» доставалось чуть-чуть больше, чем остальным. Но это «чуть-чуть», накапливаясь в годами, выводило хозяйство в число лучших. И вызывало раздражение у других руководителей. Как правило, с уходом «покровителя», успехи понемногу сходили на нет. Хотя, в случае с птицефабрикой, эта закономерность не проявилась. Предприятие отлично работает и сегодня… Роль замов по селу сводилась к решению нескольких главных задач. «Пробиться» в федеральные программы с хорошим финансированием, не забыв «отспорить» в Минсельхозе и Минфине в пользу региона все, что ему вроде бы полагается. Найти среди хозяйств и фермеров региона тех, кто будет исполнять такие программы, сделав из некоторых образцовых лидеров, которых не стыдно показать высоким гостям. Не вляпаться в публичные скандалы, не допустить срывов по производству главных видов сельхозпродукции. Наконец, красиво отчитаться. У большинства высоких чиновников хорошо получалось «отчитаться». А вот по поводу недопущения срывов было не блестяще. Оно и понятно: вот уже полтора десятка лет, как тульский агропром находится в «разобранном» виде. Исправить за год-два то, что четверть века разрушалось и хирело, было нереально. По сути, должность стала «расстрельной». Вопрос был лишь в сроках. От личности и результатов работы почти ничего не зависело. Тот же Геннадий Быков – при всей противоречивости его методов работы – сделал немало хорошего. Но попал в истории с возрождением на тульской земле чудо-культуры кукурузы и восстановлением на «качественно новом уровне» в регионе сети МТС (машинно-тракторные станции). Два оглушительных провала, странная история с банкротством межрайонной компанией «Верховья Дона», и карьера чиновника в администрации области завершилась. Впрочем, были аграрные руководители, которые хорошо работали и ничем скандальным себя не проявили. Николай Махрин. Упоминавшийся экс-министр Сергей Красный, продержавшийся в руководящей «сельской» должности больше остальных. Сумевший, кстати, создать в своем ведомстве неплохую команду специалистов… Чуть подробнее – о «крайнем» Назначение год назад Павла Воронина на должность заместителя губернатора по аграрным делам вызвало у специалистов отрасли удивление. Юрист и дипломат по образованию, бывший депутат Госдумы, финансист, банкир и даже VIP-менеджер в «АвтоВАЗе». Какое отношение он имеет к селу? Разве что в качестве того же VIPа, когда трудился в системе крупных оптовых покупателей и продавцов зерна и другой сельхозпродукции? Так, это, скорее, торговый, чем аграрных, бизнес. За год работы П. Воронин ожидавшейся «революции» в тульском агропроме не совершил. Запомнился он, пожалуй, неприкрытой резкостью в отношении к подчиненным и представителям тульского села, рядом довольно спорных идей и нарочито-вызывающей манерой общения. Так, в качестве доказательства, что в Тульской области нет угрозы африканской чумы свиней, а все больные дикие кабаны изведены, он обещал журналистам публично, «под камеру», скушать бутерброд с сырым свиным фаршем. Но, во-первых, не скушал. Во-вторых, он ничем не рисковал: АЧС не действует на человека, а такие бутерброды те же немцы без вреда для здоровья едят на завтраки вот уже сто лет кряду. И, самое главное, уверения чиновника по поводу «победы» над АЧС на тульской земле вскоре трагически не сбылись… Была у него еще идея быстро – за пару-тройку лет – вернуть в оборот 200-250 тысяч нектаров брошенной в 90-е годы пашни. Помимо того, что это нереально, предложение базировалось на выделении на эти цели из федеральной казны очень многих миллионов рублей. Когда стало ясно, что Минсельхоз России денег не даст, разговоры про «поднятие тульской целины» тут же затихли. Хозяйства занимаются этим вопросом сами, на свои средства, по 15-20 тысяч га в год пашни в области прирастают. И руководства со стороны высоких чинов не требуется. Со стороны руководителей хозяйств пошли негласные разговоры, что их агитируют отказаться от услуг привычных компаний-поставщиков удобрений, средств борьбы с вредителями и болезными растений. И заключить договоры с другими фирмами, о которых они прежде почти ничего не знали. Но официальных заявлений не было, так что это можно счесть слухами. Еще при Павле Воронине обещали собрать через три года 2,2 млн тонн зерна. А чуть позже – замахнуться на 2,5 миллиона. Мол, в советское время такие объемы уже были. Губернатор Владимир Груздев настолько проникся этой идеей, что в своем недавнем годовом послании областной Думе обозначил эти цифры в качестве задания для тульского Минсельхоза. Чудеса, конечно, случаются. Но пока туляки за свою историю ни разу даже 2,0 млн тонн не собирали. Было пару случаев по 1,9 миллионов. Мы по объемам сбора зерна – устойчиво девятый (из 18-ти) регион в ЦФО. До черноземных Белгорода, Воронежа и Тамбова не дотянемся. Ну, а обещания про изобилие тульского мяса и молока сбылись с точность до наоборот. Тут на поправку дел потребуется, как минимум, пятилетка. Тем более что власти области крестьянам помогают. Просто возможности для помощи не беспредельны, а федеральный уровень свою помощь строго ранжирует. Кто лучше дает продукции, тому и основные деньги. Туляки пока в число «лучших» не вошли… Чисто технический момент Формально, ничего страшного в том, что в области отсутствует «персональный» заместитель губернатора по селу, нет. Денис Тихонов, на которого возложили эти функции – специалист отличный. Ведущие работники регионального Минсельхоза тоже стараются. Крестьянам же, по большому счету, без разницы, кто есть кто в этом вопросе. Им бы не мешали, да положенные средства выделяли. Вроде бы, все так и обстоит. Мало, наверное, но больше, говорят, по закону не положено. Однако здесь есть нюансы. Те же потенциальные инвесторы, решая свои вопросы, хотят получить «добро» на вложение денег в тульский агропром лично от первых лиц региона. Ибо тут нередко требуется покупка земель, основных фондов, «перенарезка» участков, получение определенных льгот и многое другое. Глава района, позитивно отзывающийся о проекте, этого не решит. Специалист из регионального Минсельзхоза – тоже. Значит, нет уверенности в оперативной реализации предстоящих работ. Кто же будет рисковать своими финансами? Недавно, например, появился такой потенциальный инвестор. Отрешал вопросы с коллегами по бизнесу, обговорил моменты в районах. Хотел получить одобрение на «верху». Но уровень загрузки губернатора, главы Правительства Тульской области действительно очень высок. А гарантии от «временно исполняющих обязанности» его не устроили. Сейчас выстраивает бизнес в Калужской и Белгородской областях. Там с заместителями губернатора по селу все в порядке…

БИЗНЕС 71