Главная \ Новости    \ Комментарий. В. Кашин: налог должен стимулировать развитие      

Комментарий. В. Кашин: налог должен стимулировать развитие

« Назад

05.06.2014 19:12

Для начала – простой, взятый из жизни, пример, который был представлен Президенту России Владимиру Путину. Находящийся в Канаде и принадлежащий объединению «Ростсельмаш» тракторный завод, который по итогам 2012 г. имел прибыль в размере $16,4 млн, в российских условиях имел бы чистый убыток в сумме $21,7 млн. И главные статьи, определяющие невозможность работы аналогичного предприятия в России, это - налоги (завод в Канаде в 2012 году заплатил в виде налогов $47,9 млн; в России такой завод должен заплатить $74 млн, т.е. на $26,1 млн больше). К этому можно добавить, что в Канаде банковские кредиты предоставляются под 2,3% годовых, электроэнергия вдвое дешевле, существенно дешевле бензин, лучше и общий предпринимательский климат. Но главное – это налоги, а также и различия в составе общих издержек предприятий, связанных с выполнением различного рода государственных правил и составлением отчетности. Отсюда - на тракторном заводе в Канаде со всей этой работой вполне справляются всего 14 бухгалтеров, а для такого же завода в России потребовалось бы таких работников в 4 раза больше. Распространенным самообманом является и убеждение в том, что по показателю общего налогового бремени (доля налогов в ВВП) мы якобы где-то близки к другим странам мира. Наши официальные органы дают по этому показателю уровень в районе 40%, указывая, что и по странам ОЭСР средний показатель как раз и есть 40%. Но вот данные по странам, с которыми нам приходится реально конкурировать, т.е., которые сравнимы с нами по уровню экономического развития: Турция – 27,7%, Польша – 32,3%, Чили – 20,8%, Мексика – 19,6%. А если взять такие разные страны, как США, Канада, Швейцария, Япония и КНР, то их успешное развитие несомненно связано с тем фактом, что все они постоянно держат этот показатель на уровне ниже 30%. При этом отметим, что речь идет именно о среднем показателе. Полным набором налогов (налог на прибыль, НДС и налог на имущество) у нас – единственной стране в мире – облагается только производственный сектор; банки и вообще финансовые спекуляции от НДС полностью освобождены, так называемый «малый бизнес» (на 90% – перепродажа импортных товаров, при этом часто – контрабандного происхождения) платит один налог по ставке в 6 %, а экспортеры сырья вообще получают огромные «возмещения» НДС из сумм налога, уплаченных другими секторами и отраслями экономики. Поэтому для предприятий, производящих материальные товары и продукты, эффективное (реальное) налоговое бремя далеко превышает 50%. Показательно сопоставление налогового бремени между РФ и США. Для бизнеса: в США НДС вообще нет (у нас – 18%), в США нет налога на имущество (у нас – 2,2%), приобретаемое оборудование стоимостью до $2 млн в год в США списывается на себестоимость, социальные взносы у них – 13,3% (у нас – 30%), и в США применяется прогрессия ставок при налогообложении прибыли (для малых доходов – всего 15 %). Для населения: в США действует прогрессивный подоходный налог (ставки до 39,6%) и высокий необлагаемый минимум, в результате чего более половины населения страны вообще этого налога не платит. У нас налог по ставке в 13% удерживается даже с доходов ниже прожиточного минимума. А в США таким людям, наоборот, доплачивают из казны до уровня установленного там прожиточного уровня. При этом с системной точки зрения главное отличие между налоговой политикой, проводимой развитыми странами мира, и налоговой политикой у нас состоит в том, что «у них» под эту политику обязательно подводятся экономические основания, а «у нас» в расчет берется исключительно фискальный интерес государственной бюрократии. Более того, внешне сходные официально провозглашенные «у них» и «у нас» концепции «социального государства» принципиально отличаются в своем «базировании»: «у них» – налогово-социальный консенсус между народом и государством («мы платим вам налоги, а вы обеспечиваете нам нормальные условия для труда и бизнеса, а для нуждающихся – и качественное социальное обслуживание»); «у нас» – простой сговор («хорошо, вы жируете на распродаже народного добра (природного сырья), но тогда как-то делитесь и с нами тоже»). Поэтому «у них» госчиновники непосредственно заинтересованы, чтобы люди жили лучше и чтобы налоговый потенциал страны (общая сумма доходов граждан и бизнеса) постоянно рос, а «у нас» весь налоговый потенциал – «в земле», от деятельности народа он никак не зависит, и чиновники нимало не беспокоят «утечки» как людей, так и «бизнесов» в другие страны. Отсюда и разница в применяемых налоговых инструментах: «у них» в основе налоговой системы – прогрессивный подоходный налог, ощутимо затрагивающий материальные интересы граждан и «возбуждающий» у них прямой интерес к финансируемой за их счет деятельности государства и его органов; «у нас» основные налоги – НДС, акцизы и НДФЛ (фактически – налог на фонд оплаты труда предприятий и организаций), безличные и в целом слабо ощутимые для большинства населения («где-то откуда-то там что-то удерживают»). Если из этого сравнения можно сделать какой-то один вывод, то он состоит в следующем: у нас в России нет и пока не может быть «социального государства», поскольку главным показателем наличия такого «социального государства» является применение прогрессивного подоходного налога, составляющего в общей сумме налоговых доходов бюджета долю в размере не менее 50 %. Что конкретно и как стимулируется налогами «у них» и «у нас»? Во-первых, у них стимулируется «полезная производственная деятельность»: налоги на доходы от трудовой и предпринимательской деятельности всегда ниже, чем налоги на доходы от капитала и разного рода «даровые доходы». У нас – ровно наоборот. Налог на трудовые доходы – 13 %, налог на дивиденды – 9 %, а дарения вообще налогами не облагаются. Во-вторых, «рисковая» частнопредпринимательская деятельность у них подпадает под более льготный налоговый режим (более низкие ставки налога, больше льгот, и т.д.), чем личные доходы граждан. Обычное правило – ставка налога на прибыль всегда ниже маржинальных ставок подоходного налога. У нас – опять ровно наоборот. В-третьих, у них стимулируется всякая благотворительная и другая полезная деятельность, которая может выступать заменой бюджетных расходов государства. Механизм следующий: устанавливаются намеренно высокие ставки подоходного налога и налогов на дары и наследства, но взамен предлагаются налоговые льготы в виде «налогового кредита», которые позволяют налогоплательщикам свои пожертвования на содержание больниц, школ, вузов, культурных и научных учреждений, и т.д. вычитать непосредственно из суммы начисленного налога. У нас нет ни прогрессии при обложении высоких личных доходов, ни вообще льгот такого характера. В-четвертых, у них стимулируется реинвестирование прибылей предприятий на цели их развития и модернизации. Механизмы: пониженная ставка налога на прибыль для ее реинвестированной части (Германия), режим ускоренной амортизации (США), режим обложения исключительно доходов, выводимых из оборота предприятия (Эстония). У нас: дифференциации налогообложения между реинвестируемой частью прибыли и ее выплачиваемой частью нет, амортизационные начисления применяются только в учетном смысле, их использование со стороны налоговых органов никак не контролируется (напомним, что во всех развитых странах амортизационные вычеты из облагаемых доходов позволяются только при условии их целевого использования; нецелевое использование средств из амортизационных фондов карается доначислением налога и также серьезными штрафами). В-пятых, в развитых странах банки и иные финансовые учреждения несут прямую ответственность за удержание налога с выплачиваемых ими или через них доходы граждан и предприятий. Кроме того, для них применяются либо более высокие налоговые ставки, либо действуют ограничения на использование определенных налоговых льгот. Сейчас в ЕС также принято решение о введении особого налога на международные банковские операции. У нас: банки активно участвуют в отмывании грязных денег и в укрытии доходов граждан и предприятий от налогообложения. Для сравнения: если взять все такие случаи, о которых постоянно пишут в наших СМИ, то в любой развитой стране такого просто не может быть, поскольку в них и сами банки, и их сотрудники, управляющие или собственники лично отвечают за удержание налогов с выдаваемых или переводимых ими доходов (а «доходом» считается любая выплата денег банком, не удостоверенная документально как оплата товара, погашение ссуды или вложение в уставный капитал предприятия). И если они этого не сделали, то они должны уплатить налоги за своих клиентов из своих средств. В-шестых, в других странах не допускается использование НДС для стимулирования нежелательного экспорта. Для ЕС, где изобрели такой налог, эта тема вообще не актуальна, поскольку у них нет экспорта природного сырья, в США, где такой экспорт есть, НДС не применяется, а в КНР действует специальное правило, по которому возмещение НДС для продуктов с низкой или нулевой добавленной стоимостью вообще не допускается. У нас НДС активно используется для налогового стимулирования экспорта необработанного сырья (причем от 30% до 40% такого «возмещения» осуществляется вообще по криминальным схемам), при этом отечественные пользователи такого сырья должны платить за него дороже, чем иностранные покупатели. В-седьмых, во всех развитых странах активно стимулируется трудовая деятельность своих граждан (и постоянных жителей) – в сравнении с деятельностью мигрантов. Механизм следующий: ограничение для мигрантов на использование льгот по налогам и автоматическое удержание налога по повышенным ставкам со всех переводимых и вывозимых ими за рубеж доходов (формально допускается пересчет налога по итогам отчетного налогового года – на основании представляемой налоговой декларации, но поскольку многие из мигрантов от представления таких деклараций уклоняются, то и возможно положенных им налоговых скидок они не получают). И еще одно обстоятельство следует отметить особо. Сейчас у России возникают особые проблемы в связи с защитой отечественного производства в условиях вступления в ВТО и в сфере отстаивания национальных интересов в системе международных налоговых отношений. Но оба этих обстоятельства являются рукотворным плодом действий именно самих российских властей. В ВТО мы вступили обманом как «развитая страна», фактически подделав вступительные документы (очевидно, что ни по каким параметрам мы на статус «развитой страны» не тянули и не тянем) – поэтому нам и предъявили самые жесткие требования и лишили всего комплекса льгот и скидок, полагающихся всем «развивающимся странам». А Китай, который в отличие от нас почти весь свой экспорт числит в разряде готовой продукции, с высокой долей добавленной стоимости, «прошел» в ВТО именно как «развивающаяся страна» и потому вправе абсолютно наплевательски относиться ко всем претензиям и жалобам других стран - его конкурентов на мировом рынке в отношении его «агрессивного рыночного поведения». А в сфере регулирования наших внешних налоговых отношений мы выбрали метод заключения двусторонних налоговых соглашений, все из которых основаны на модели Типового налогового соглашения ОЭСР, которая практически по всем своим значимым правилам и нормативам очевидно невыгодна для российской казны. В результате мы имеем ежегодные потери в налоговых доходах в несколько миллиардов долларов (и это не учитывая катастрофическое для России налоговое соглашение с Кипром). Между тем есть другой путь регулирования этой сферы налоговых отношений - через разработку особого раздела в Налоговом кодексе РФ, т.е., в одностороннем порядке, не принимая на себя уступок, неизбежных при заключении двусторонних налоговых соглашений, но такая возможность пока полностью игнорируется. И в целом общие выводы, вытекающие из всех этих вышеприведенных и вышерассмотренных сравнений, таковы: сложившаяся в РФ налоговая система отходит от общепризнанных принципов налогообложения; в ней вообще не присутствует - или присутствует в явно искаженном виде (пример – извращенное толкование в НК РФ такой важной льготы, как «налоговой кредит») опыт стран, успешно применяющих налоги для стимулирования экономического развития; многие из применяемых инструментов налогового регулирования явно противоречат национальным интересам России (примеры: налоговое соглашение с Кипром, неприменение статуса «налогового резидентства» для юридических лиц, нормы НК РФ в отношении так называемого «постоянного представительства», неоправданно урезающие эффективный потенциал налогообложения иностранных лиц в РФ, и др.). А главный недостаток, по общему мнению независимых экспертов, – игнорирование вообще в нашей налоговой политике стимулирующей роли и функции налогообложения. К этому надо добавить также, что в упорядочивании и совершенствовании нуждается и вся система налогового администрирования, составления и контроля налоговой отчетности, налогового надзора за вывозом капиталов и доходов в зарубежные страны.

06/06/2014 Агентство АгроФакт