Главная \ Актуально    \ Владимир Плотников: «Господдержка крестьян должна быть увеличена в несколько раз»      

Владимир Плотников: «Господдержка крестьян должна быть увеличена в несколько раз»

« Назад

21.07.2013 23:02

Если сейчас не направить в сельское хозяйство десятки миллиардов рублей, завтра не спасут и сотни.

Фермерский уклад в России доказал свою перспективность. Это утверждение является еще более убедительным, если учесть, в каких условиях развивалось российское фермерство. Отсутствие отраслевых законов, неразбериха и путаница в организации хозяйства, оформлении и выделении земельных наделов, а также процесс приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий вносили порой непреодолимые трудности в станов-ление фермера. Однако и сегодня многие проблемы существуют и требуют решения на уровне государственной власти. Об этом в интервью обозревателю «АО» рассказывает член Совета Федерации Федерального собрания РФ, президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и кооперативов России Владимир Плотников.

– Владимир Николаевич, в самом начале 1990-х годов в развитие фермерского движения в нашей стране никто не верил. Можно ли сказать, что сегодня оно стало частью российского агропромышленного комплекса?

– Да, действительно, в начале 1990-х годов было немало людей, которые скептически относились к фермерству. Но нашлись и такие, которые не только верили в крестьянина, но и сами взялись за это непростое дело. Именно тогда благодаря энергии, труду, настойчивости, мужеству первопроходцев фермерства и возник новый аграрный уклад.
Конечно, особую роль сыграла и государственная поддержка, оказанная фермерам на этапе становления – так называемый «силаевский миллиард». Благодаря этому практически за 3 года – с 1991 по 1993 год – было создано более 200 тысяч новых хозяйств, сложился костяк нынешнего фермерства.

 

В какой-то мере мы повторили путь, которым уже шла Россия в годы столыпинской реформы в начале ХХ века. Нельзя сказать, что проводимая в последнее 20-летие аграрная политика была последовательна в отношении фермерства. Были приливы и отливы, периоды позитивного отношения к фермеру сменялись периодами невнимания, но уклад все это время развивался и доказал свою жизнеспособность и перспективность.

– Какова на сегодня доля фермеров в производстве сельскохозяйственной продукции?

– Должен сказать, что фермеры неуклонно наращивают производство продовольствия. Вот основные показатели их работы в 2012 году. По зерну их доля составила 22,2% общероссийского производства. По картофелю: в 2012 году по сравнению с прошедшим пятилетием в целом по отрасли его производство увеличилось на 7,5%, а в фермерском секторе прирост составил 74,1%.

По выращиванию овощей этот же показатель в целом по отрасли увеличился на 19%, а у фермеров производство выросло на 64,7%.

В 2012 году в фермерском секторе отмечался рост поголовья крупного рогатого скота, причем существенный. Общее стадо увеличилось на 12,5%, а коров стало больше на 11,6%. Хотя в целом по отрасли наблюдается снижение. За один год поголовье КРС в фермерских хозяйствах увеличилось на 200 тысяч. В том числе коров – на 100 тысяч голов.

Поголовье овец и коз выросло у фермеров на 13,9%. В то время как в отрасли в целом – только на 4,4%. За год этих животных в фермерских хозяйствах стало больше на один миллион голов. И теперь третья часть всех овец и коз в стране – фермерская.
Десятый год подряд у фермеров самый высокий прирост производства молока – 12,8%.

Анализ данных убеждает, что по темпам развития фермерство значительно опережает другие секторы нашей многоукладной экономики. Оно, как и в прежние годы, является наиболее динамичным и эффективным сектором нашего сельского хозяйства. Его надо всемерно развивать и расширять.

– Тем не менее в нынешнем году статистика зафиксировала спад числа фермерских хозяйств. Чем вы можете это объяснить?

– В последние годы особенно заметны резкие колебания численности фермеров. Так, меры господдержки, предпринятые в 2010–2011 годах, привели к росту численности КФХ на 128 тысяч. Общая численность достигла 308 тысяч. Но в прошлом году она снизилась до 278 тыс.

Это вызвано рядом негативных факторов. Одна часть фермерских хозяйств не смогла выжить в весьма неблагоприятных условиях хозяйствования – низкая доходность, трудности со сбытом продукции, рост конкуренции в связи с вступлением в ВТО. То, что уменьшение численности практически не отразилось на динамике роста производственных показателей уклада, свидетельствует о том, что эти хозяйства – преимущественно новые, не сумевшие встать на ноги.

Другая часть фермерских хозяйств, как говорится, жива и здорова, но из-за недальновидных действий государства была вынуждена перейти в другую форму – личные подсобные хозяйства. Судите сами. С 1 января этого года резко возросли суммы платежей фермеров в Пенсионный фонд. Независимо от доходов фермер теперь должен за каждого члена хозяйства платить 36 тысяч рублей в год, в два с половиной раза больше, чем прежде. Для многих это просто непосильно, и они перерегистрировались в ЛПХ. Это вынужденная, спасительная мера. Ведь имея статус ЛПХ, они избавились от таких платежей.

– Действительно, эта мера больно ударила по всему малому предпринимательству. Есть данные, что с начала года закрыли свой бизнес 208 тысяч малых предприятий.

– Вот и фермеры закрывают. Обиднее всего, что такие недальновидные меры подрывают доверие людей к государству. В прошлые годы стимулировали владельцев ЛПХ переоформляться в индивидуальные предприниматели, выплачивали по 58 тысяч рублей. И крестьяне поверили, пошли, стали фермерами. А теперь – установили разорительные ставки, и непродуманно откатываемся назад. Идет сокращение численности фермерских хозяйств.

Руководство АККОР уже встречалось с председателем правления Пенсионного фонда РФ А.В. Дроздовым. Обозначили позицию, просили его найти решение проблемы. Обратились за помощью в Министерство сельского хозяйства РФ, чтобы общими усилиями помочь крестьянам. И решать этот вопрос надо немедленно.

– А как отнеслись фермеры к вступлению России во Всемирную торговую организацию?

– С большой тревогой. Надо прямо сказать, что это стало испытанием для всех сельхозпроизводителей, и в том числе для фермеров. Для всех нас ВТО – это новая эпоха, новые вызовы. Тем более что вступление состоялось в очень сложное для крестьян время. Три года недоборы урожая из-за засухи. Образовались долги по кредитам плюс к этому нестабильные цены на сельхозпродукцию. Но при этом остался стабильным рост цен на ГСМ, удобрения, средства защиты растений, технику и запчасти, электричество, газ, транспортные услуги и т.д.

Это далеко не все проблемы, которые сильно беспокоят крестьян. Я имею в виду продовольственный импорт. В 2012 году он увеличился по всем основным продовольственным группам. Вот данные статистики.

По мясу. За прошлый год завезли больше одного миллиона тонн свинины с учетом пищевых субпродуктов, свиного жира, свиней на убой. Импорт говядины составил 740 тысяч тонн. Птицеводство у нас вроде бы благополучная отрасль, хорошо развивается, но импорт птицы вырос на 13%. Это – 560 тысяч тонн.

На молочном рынке за 2012 год импорт вырос на 20%. Молока и молочных продуктов в пересчете на молоко завезено 8 миллионов тонн.

Мы даже овощи завозим, и в каких объемах! В 2012 году – 3 млн тонн. Картошка из Польши, капуста из Германии, морковь из Израиля, помидоры из Турции, яблоки из Чили и т.д. Больше всех в мире завозим яблок!

В результате импорт достиг невероятных объемов. В 2012 году завезли продовольствия на сумму порядка 1,5 трлн рублей.

– Финансируем зарубежных производителей?

– Совершенно верно, покупая импортное продовольствие, наш потребитель, а он всегда является главным инвестором, вкладывает деньги не в отечественное производство, а в иностранное. И это – гигантские инвестиции. Для сравнения: 1,5 трлн рублей, уплаченные за импорт в 2012 году, в 10 раз превышают федеральные расходы на сельское хозяйство за целый год.

А наши сельхозпроизводители испытывают колоссальные трудности со сбытом своей качественной, свежей продукции! 70% фермеров назвали реализацию своей продукции проблемой №1.

Под импорт создана огромная, разветвленная инфраструктура. На него работают дилерские сети. На него ориентирована переработка. На него замыкаются торговые сети. Эти монопольные системы окрепли и диктуют свои условия. Собственные же, российские, производители для них чужие.

– Таков результат жестких условий ВТО?

– Жесткие-то они жесткие, но ведь переговоры по вступлению в ВТО велись два десятка лет. И велись для того, чтобы защитить наше сельское хозяйство, нашу промышленность, смягчить условия адаптации, помочь им встроиться в новые условия. Но это – одна сторона.

ВТО для нашей страны – это шанс поднять свой статус, закрепить и усилить позиции на мировых рынках, поднять свою экономику, ее конкурентоспособность. А иначе зачем вообще ВТО?

Применительно к сельскому хозяйству президент В.В. Путин ставит вопрос так: «В ближайшие четыре-пять лет мы должны полностью обеспечить свою независимость по всем основным видам продовольствия, а затем Россия должна стать крупнейшим в мире поставщиком продуктов питания». Эта задача – исторического масштаба, стратегической важности для России. Она означает, что отечественные сельхозпроизводители должны увеличить производство мяса, молока, овощей, фруктов настолько, чтобы заместить те огромные объемы импорта, о которых говорилось выше. И дополнительно к этому – производить продовольствие на экспорт.

Но чтобы выполнить эту задачу, надо увеличивать прирост производства в сельском хозяйстве не на 2–4% в год, как сейчас, а на 10–15%. Нужен и совершенно иной уровень господдержки, совершенно другие финансовые ресурсы.

– Но Всемирная торговая организация существенно ограничивает суммы государственной поддержки сельского хозяйства.

– В том-то и дело, что проблема не в ВТО, а в нас самих. ВТО установила лимиты финансирования нашего сельского хозяйства в 9 млрд долларов. Но в этом году на сельское хозяйство выделено лишь 4 млрд долларов. Менее половины того, что можно и нужно.

Есть ли такие средства? Да, такие средства у государства есть. Золотовалютные резервы превысили 500 млрд долларов. Недостающие 5 млрд долларов – это лишь 1% этих резервов. И эти средства нужны как воздух! Ведь с нынешнего года мы переходим к господдержке на 1 га пашни. АККОР считает этот подход правильным, ведь он позволяет довести деньги практически до каждого крестьянина. Мы отстаивали этот механизм все последние годы. Но каково реальное наполнение этой господдержки?

В этом году на погектарные субсидии планировалось выделить около 15 млрд руб. То есть в среднем на гектар, с учетом региональной поддержки, получается около 250–300 руб. Для сравнения: в странах Евросоюза этот показатель в среднем составляет более 14 тысяч рублей.

Более того. Нынешние 15 млрд руб. по сравнению с прошлым годом – это уменьшение размера поддержки. В 2012 году только за счет льготных цен на горючее сельхозпроизводители получили эффект в 22 млрд рублей. Плюс 9 млрд было направлено на компенсацию процентных ставок по кредитам. Плюс еще 6 млрд – на минеральные удобрения и средства защиты. А сейчас на всё про всё 15 млрд. Это в два с лишним раза меньше!

Ясно, что нынешний уровень поддержки не соответствует масштабам поставленной задачи. А не выполнить задачу президента мы не можем. Поэтому необходимо значительно, кардинально увеличить уровень поддержки на один гектар пашни.

– Как в странах Евросоюза, до 14 тысяч рублей?

– Мы реалисты и не считаем, что крестьянин должен тянуть бюджетное одеяло только на себя. Подсчеты показывают, что сейчас для начала необходимо поднять уровень господдержки на один гектар до двух тысяч рублей. А через два года – удвоить ее. Это тот минимум, который необходим для реализации стратегической задачи, поставленной президентом, и он укладывается в согласованные с ВТО лимиты поддержки.

Говорят, много ума не надо, чтобы просить деньги. Но если сейчас не направить десятки миллиардов рублей в сельское хозяйство – завтра не спасут и сотни. Важно понимать, что деньги, которые выделяются сельскому хозяйству, это деньги не только для крестьян. Они – для всей России, для ее будущего. Для каждой семьи. Для наших детей и внуков.

– Что еще мешает фермерам производить больше продовольствия, работать более эффективно?

– Болевых точек много. Скажем, проблема сельхозтехники. Она морально и физически устарела. Ее списывается больше, чем приобретается. Чтобы успешно конкурировать с зарубежными партнерами, необходимо техническое перевооружение. Крестьянину нужна современная, высокопроизводительная, энергосберегающая техника. Без помощи государства здесь не обойтись. 35% от стоимости приобретаемой крестьянами сельхозтехники государству нужно компенсировать субсидией.

Или приобретение минеральных удобрений. Накануне посевной кампании эта проблема особенно остра. Компенсации отменены, цены метнулись вверх. Покупать удобрения не на что. И ситуация усугубляется. С начала этого года на 20% подорожала аммиачная селитра. Запасы удобрений в хозяйствах уменьшились. Крестьян заставляют переоформлять договоры на их поставки по возросшим ценам.

Зато на экспорт уходит порядка 85% производимых в стране минеральных удобрений. Идут за рубеж и возвращаются к нам импортным продовольствием. Пришло время разрубить этот порочный круг. Делать это надо государству. И опять возвращаемся к той реальной поддержке на один гектар. Будет достойная поддержка – будут удобрения на фермерских полях.

В последнее время усилилась еще одна болевая точка. Ее создают Роспотребнадзор, Россельхознадзор, Ростехнадзор, Ространснадзор, ветнадзор, пожарные, экологи, полиция, прокуратура и т.д. Они просто не дают работать и жить фермеру. Изматывают проверками, предписаниями, поборами.

Практически все федеральные службы создали на местах дочерние организации. Они за приличные деньги производят прием документов и решают вопросы. Часто к проверкам подходят субъективно, а их результаты зависят от интересов и аппетитов проверяющих. И все эти органы действуют от имени государства.

К примеру, Россельхознадзор берет штрафы за невнесение минеральных удобрений. И им плевать, что эти удобрения крестьянину не по карману. Плати – и все!

Ространснадзор требует от фермера вести документацию, как в полноценной автоколонне. На каждый выезд заставляют оформлять путевой лист, вести отчет по полной программе. Не выполняешь – штраф, а то и арест транспорта.

Не оставляют в покое фермера экологические службы. Пролоббировали себе решение осуществлять ежеквартальные проверки с требованием расчетов по экологии. Если их нет – штраф.

Налоговые инспекции требуют с фермеров уплаты налога с сумм, полученных в качестве компенсации от засухи. И не придерешься! Все действуют в соответствии с подзаконными актами, инструкциями и т.д.

Пришло время провести независимую экспертизу нормативных актов, на основе которых действуют все эти органы, и выработать предложения по наведению порядка в этом вопросе.

– Сегодня большие проблемы люди испытывают и при оформлении земли.

– Это еще мягко сказано. Каждый, кто занимался оформлением земли, знает, насколько этот процесс длительный и забюрократизированный. Люди по 20 и более лет ведут фермерское хозяйство и не могут оформить свои участки, живут на птичьих правах.
Земля – не оформляется, выделенные деньги – не осваиваются. А теневой рынок тем временем процветает. Как на дрожжах растут латифундии в десятки и сотни тысяч гектаров. На наших глазах формируется класс новых русских помещиков. Их никто не контролирует – как используется пашня, платятся ли налоги, что вообще с этой землей происходит?

А льготное оформление земельных долей застопорилось. Судите сами. Фермерское сообщество обратилось с просьбой к В.В. Путину, и по его распоряжению были выделены государственные средства для бесплатного оформления земельных участков в собственность крестьянам. Но из 1 млрд 415 млн рублей освоено только 262 миллиона.

И на этом фоне в правительстве, в Федеральном собрании проталкивается вопрос об отмене категорий целевого назначения земель. Хотят вообще отменить категорию «земля сельскохозяйственного назначения». Чтобы никакой ответственности и никаких ограничений здесь не существовало. Цель – облегчить выделение земель под застройку.

Сдерживать этот напор пока удается, но нужна поддержка всего общества, средств массовой информации. Необходимо понимание, насколько это опасно для страны.

– А как фермеры относятся к выплате субсидий на молоко?

– Сам подход – правильный. Ситуация в этой сфере в последние годы складывается сложная – и с поголовьем коров, и с производством молока.

Определен стимул – субсидия на один килограмм реализованного молока. Выделено 9,5 млрд рублей – существенная поддержка. Но дойдут ли эти деньги до деревни?

На недавнем съезде фермеров это был один из самых бурно обсуждаемых вопросов. И представители Минсельхоза так и не смогли внятно ответить, куда пойдут деньги – или крупным фирмам-переработчикам, или крестьянам.

Считаем, что часть выделенных средств надо направить на стимулирование роста поголовья. Ведь поголовье – важнейший фактор.

Так сделали в Московской области. А на Украине это стало в 2012 году приоритетным направлением. Результаты последовали сразу. За полгода поголовье КРС выросло на 45 тысяч. А до этого был спад. Пример хороший и убедительный!

АККОР предлагает за каждую голову сверх двух коров платить по 10 тыс. руб. – и крупным хозяйствам, и крестьянским, фермерским хозяйствам. Это – реальный путь увеличения поголовья коров.

– Как фермерское сообщество восприняло закон об агростраховании с господдержкой, вступивший в силу с 1 января 2012 года?

– Значительная часть территории нашей страны в силу природных условий находится в зоне рискованной сельскохозяйственной деятельности. Достаточно сказать, что в последние четыре года засуха не щадит наших сельхозпроизводителей. Ясно, что агрострахование крайне востребовано в нашем сельском хозяйстве, но сегодня эта сфера у нас крайне запущенна. Поэтому принятие федерального закона «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования» стало важным шагом.

Но пока этот закон работает слабо. Причин несколько. Во-первых, практика его применения выявила ряд существенных недостатков. Так, например, возникла необходимость разработать индивидуально для каждого региона критерии опасных природных явлений – нужна их характеристика, масштаб и частота. Объективные данные на этот счет могут быть составлены только при участии государства. Пример другого рода – несовершенство проведения экспертизы по договору сельскохозяйственного страхования в случае разногласий относительно факта наступления страхового случая, размера причиненного страхователю ущерба и срока его возмещения.

Но, пожалуй, главная причина – у крестьян нет доверия к страховым компаниям. И оснований для этого у них предостаточно. Немало случаев, когда страховые компании увиливают от выполнения своих обязательств.

В страховом деле крестьянам нужны надежные, проверенные партнеры, нужна уверенность в том, что в случае ЧП они без промедления и в полном объеме получат страховое возмещение.

Беседу вела Вера Зелинская

Источник: журнал «Аграрное обозрение», №3, 2013 год


АПК РФ в 2018-2020 годах может лишиться погектарной поддержки, субсидий на производство молока и компенсации капзатрат. Депутаты-аграрии намерены добиваться восстановления финансирования этих направлений.

Деление земель на три категории в зависимости от степени риска, который они несут, распространили на территории, занятые в сельском хозяйстве. Соответствующее постановление опубликовано на сайте правительства России.