Главная \ Актуально    \ Комментарий. У нас нет долгосрочной стратегии развития села – мы решаем текущие задачи.      

Комментарий. У нас нет долгосрочной стратегии развития села – мы решаем текущие задачи.

« Назад

07.09.2017 17:26

В последние два года развитие сельского хозяйства России демонстрирует несомненные успехи. Это не может не радовать. Вместе с тем специалисты отмечают, что полноценной долгосрочной стратегии развития сельского хозяйства и сельских территорий у нас пока нет, в отличие, к примеру, от США, стран ЕС, Канады и других. Мы решаем текущие задачи, а долгосрочная стратегия пока только разрабатывается. Более того, по некоторым направлениям наметился даже отход от первоначальных целей.

Об этом беседовали академик Российской академии наук, научный руководитель ВНИИ экономики сельского хозяйства Иван УШАЧЕВ и издатель портала «Крестьянские ведомости», доцент Тимирязевской академии, ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России Игорь АБАКУМОВ.

 — Иван Григорьевич, складывается впечатление, что имеет место остановка в развитии агропромышленного комплекса. И это происходит не только по погодным причинам, но и по идеологическим. Агрохолдинги достигли, по-моему, пика своего развития. Куда дальше развиваться, толком никто не понимает. Денег становится все меньше, они все менее доступны. Как вы полагаете, должен ли быть какой-то стратегический план развития, как это существовало в советское время, как это существует, допустим, у наших так называемых партнеров – Соединенных Штатов Америки (там есть Farmbill, который принимается периодически). Это большой-большой документ, как развивать агропромышленный комплекс. У нас ведь такого ничего нет. Или вы меня сейчас разубеждать начнете?

 — Нет, я думаю, что это хороший вопрос, очень правильный, и могу сказать, что актуальный. Он уже давно должен был быть задан, этот вопрос. Все дело в том, что сейчас такая обстановка в мире, которая категорически влияет на нашу внутреннюю аграрную политику даже не косвенно, а прямо. Естественно, возникают новые традиции. И, в общем-то, мы привыкли как можно быстрее и лучше заниматься текущими проблемами.

 — Ну да, сиюминутными. Все эти сиюминутные решения…

 — Да-да, латать, быстро зашивать возникающие дыры, накладывать латки и так далее, забывая о самом главном: побеждает тот, кто смотрит чуть-чуть вперед.

 — Тот, кто в шахматы умеет играть.

 — Да, все как в шахматах, правильное замечание. Так вот в связи с этим неслучайно президент поставил задачу перед экономическим блоком нашего правительства разработать стратегию социально-экономического развития страны до 2035 года. И вы знаете, что эту стратегию разрабатывают и Кудрин, и Титов, и Бабкин, и так далее; уже говорят, что в принципе она готова. Мы спрашиваем, почему ее нельзя обсудить сейчас, пока она готовится – нет, когда ее утвердят, тогда будут обсуждать. Я думаю: когда утвердят, то уже…

 — Нечего будет обсуждать.

 — Да. И я уверен, что в этой общей стратегии будет 3-4 страницы посвящено агропромышленному комплексу и на этом все закончится. Поэтому мы считаем, что крайне необходимо согласно закону о стратегическом планировании, который был принят уже два года тому назад, разработать отраслевую стратегию устойчивого социально-экономического развития агропромышленного комплекса нашей страны. И это крайне необходимо, потому что наш комплекс сейчас носит не просто отраслевой характер, а междисциплинарный, межотраслевой. И отсюда можно посмотреть, выделить тенденции у нашего комплекса на сегодняшний день – положительные, отрицательные – с тем чтобы построить вектор на будущее. Положительно то, что, как известно, в последние годы наш агропромышленный комплекс считается драйвером развития…

 — На фоне остальной экономики, которая стагнирует.

 — Да, потому что за 2015-2016 гг. у нас был рост 4,5%, а в промышленности – 2,3% и так далее. Это положительно.

 — Я боюсь что-нибудь нарушить в радужных планах правительства, но мне кажется, что в связи с погодными условиями этих 4% роста в этом году не будет.

 — Да, сейчас я как раз перейду к этому. К положительному все-таки нужно отнести то, что как-никак соотношение экспорта и импорта сократилось: сейчас мы экспортируем примерно на сумму 17 миллиардов долларов, а импорт с 43 миллиардов сократили до 25 – это, бесспорно, значимый результат. Но то, о чем вы спрашиваете… К огромному сожалению, существует большое количество отрицательных тенденций – именно тенденций, – которые не позволяют нам расти, развиваться. Одна из таких важнейших тенденций – недостаточность инвестиций.

 — Деньги, о которых мы говорили.

 — Деньги, да. То мы говорили, 5 лет они у нас падали, 4 года они у нас росли. В 2016 году выросли на 10,6%, но это не покрывает в любом случае тех нехваток инвестиций, которые были раньше. А в этом году за первый квартал, к сожалению, инвестиции сократились уже на 10%, в то время как по экономике на 0,4% выросли. Может быть, это в пределах статистической ошибки…

 — Скорее всего, да.

 — …но все же выросли, и это очень тревожный показатель. Потому что именно от инвестиционного фактора зависит технико-технологическое обновление всего агропромышленного комплекса.

 — Комбайны, тракторы, технологии, семена, генетика и так далее.

 — Все правильно. А у нас получается коэффициент обновления на сегодня – 4%. Это 25 лет нужно работать, для того чтобы заменить этот трактор.

 — 4% — это очень мало.

 — Более того, мы же импортируем огромное количество иностранной техники – 68% тракторов, 90% оборудования для животноводства – все это не отечественное.

— Для птицеводства особенно, для тепличного хозяйства.

—  Да, и так далее. Это такой не очень приятный симптом, показатель.

— У меня иногда в голове такая шальная мысль крутится: если бы против нас действительно решили ввести санкции, нам бы запретили ввозить импортный скот, импортное инкубационное яйцо, оборудование для теплиц, оборудование для животноводства, запасные части к тракторам и комбайнам, тогда было бы веселее, я так думаю. Как вы считаете?

 — Мне тоже так кажется.

 — Поэтому для сельского хозяйства санкции, которые введены сейчас, скорее благо.

 — Бесспорно, это слава богу. Сколько лет мы уже об этом говорим? Давным-давно надо приступить именно к проблеме импортозамещения. Хотя у нас тогда появился приоритетный проект про агропромышленному комплексу, это тоже было толчком, но нужно было еще раньше…

 — Кому-то стало завидно, что такие деньги идут в агропромышленный комплекс, я так думаю.

 — Наверное. Экономическому блоку прежде всего. Это очень неприятная такая тема…

 — То есть тому же Кудрину, я правильно понимаю?

 — Да.

 — Который сейчас разрабатывает экономическую программу.

 — Да, экономическую программу, экономическую стратегию. Очень тревожное состояние в связи с этим, это касается и финансового обеспечения агропромышленного комплекса: у нас нет инвестиций…

 — Иван Григорьевич, у нас же ввели льготные кредиты, дешевые кредиты под 5%, везде об этом протрубили. Но беда в том, что фермеры как-то их не очень сильно берут. Во-первых, до них они не доходят, а во-вторых, все равно что брать — миллиард, миллион, стопа документов должна быть одинаковая. У фермера просто нет на это никаких сил, таких бухгалтерий, чтобы заполнить все правильно. А если он где-то ошибется, документы уже устаревают, ему надо все это делать заново. В конце концов он вот так руку поднимает вверх, резко опускает, произносит непечатные слова и далее говорит: «Не буду я брать кредит, я лучше займу у соседа».

 — Действительно, мы очень рады тому, что наконец наше предложение установить процентную ставку не выше 5% дошло до тех, кто решил это сделать. Это нужно было сделать давным-давно. Но смотрите, что получается. Вы знаете, что этот механизм заработал у нас с нового, 2017 года?

 — Да.

 — На эти цели было выделено 25 миллиардов рублей. Этих денег хватило только на погашение ранее взятых кредитов. На следующий год выделено тоже 25 миллиардов рублей, которые должны обеспечить проценты будущего года. Получается, что другие фермеры не смогут взять льготный кредит. Что им остается делать? Единственное – брать коммерческий кредит. А коммерческий кредит вы знаете по какой коммерческой ставке.

 — От 20%.

 — Ну, если не от 20%, то до 20% — это точно. Я считаю, что это колоссальнейшая проблема.

 — Смотрите, что пишут наши читатели: «Чтобы развивалось сельское хозяйство, нужно строить школы на селе». Разумно?

 — Разумно.

 — А как у нас сейчас сокращается количество школ на селе?

 — Неимоверными темпами. Это следующая негативная тенденция.

 — А можете ее назвать?

 — Это социальная проблема села. У меня просто сердце разрывается. Сейчас скажу почему. Я сам только позавчера это узнал. Вы знаете, что у нас 26 миллионов проживает на селе?

 — Третья часть условно.

 — Из них 36% безработных, 39% —  малоимущих, а 4% живут ниже МРОТ.

 — То есть по бедности сельское население лидирует.

 — Да, оно на первом месте. То есть бедность имеет сельское лицо в нашей стране, к огромному сожалению. К огромному сожалению, до сих пор и заработная плата у него остается на уровне 57% от общей по экономике страны.

 — Иван Григорьевич, она «не остается», как вы говорите. Она такой и предусмотрена в государственном планировании.

 — Получается, что так. После села по этому показателю идет только текстильная промышленность. Село находится на втором месте с конца.

 — Но текстильная промышленность – это ведь тоже сельское хозяйство? Это лен, конопля, хлопок и так далее.

 — Потому что она зависит, конечно, от сырья, бесспорно.

 — Это сырье, это те же крестьяне.

 — Да. Это очень тревожные показатели. Более того, идет сокращение программы развития сельских территорий. На 2020 год запланировало всего 16,1 миллиарда рублей – это в полтора раза меньше, чем выделяется средств на замену тротуаров в Москве. Это на все село нашей страны – 16,1 миллиарда рублей. Это как раз реальные цифры.

Более того, у нас, например, повысились цены и на дизель, и на автобензин.

 — У нас солярка всегда дорожает перед посевной и перед уборочной – это закон жизни, закон жанра просто-напросто. Почему в Германии для сельского хозяйства солярку красят?

 — Конечно, предусматривают специально.

 — Она дешевая потому что: ее покрасили, ее нельзя заливать в баки собственных автомобилей…

 — …потому что это только предназначено для села.

 — Конечно.

 — И, к сожалению, согласно последней сводке, которая у меня есть (вчера я только подсчитал), действительно на 13% повысилась цена и солярки, и автобензина. Правда, цена на минеральные удобрения немного снизилась за этот период, то есть за последние 5 месяцев. И когда вдруг я узнаю, что будет сокращение программы социального развития села – еще одно сокращение – то получается, она ликвидируется. Это недопустимо. Я считаю, что…

 — Фактически программа закрыта, я так понимаю. Если у нее нет финансирования – то это документ без денег.

 — Финансирование пока есть, но Минфин пытается резко снизить бюджетные средства на ее реализацию. На практике это значит, что ее надо почти прикрыть, что категорически невозможно.

 — Иван Григорьевич, я помню времена – начало 1990-х гг. – когда фермеры стучали ведрами на Горбатом мосту у здания правительства, их принимали и премьеры, и заместители премьеров, и принимались какие-то решения. И было очень мощное аграрное лобби в парламенте. Была аграрная партия. Все это было. Это же нужно было развалить с какой целью? Для того чтобы всего этого не было, чтобы они больше не кричали, эти крестьяне. Кто сейчас выражает мнение крестьян, как вы полагаете?

 — Мнение крестьян выражают… Ну, «Единая Россия», получается. Аграрной партии как таковой нет. Кстати, в программе «Единой России» записан лозунг, что в селе должна быть жизнь комфортна.

 — Вот давайте о комфорте и поговорим.

 — Вот как раз о комфорте. И получается…

 — Сколько сейчас нужно ехать женщине из села, для того чтобы родить? Сколько ей нужно ехать до роддома?

 — 87,5 километров.

 — Это в среднем по стране.

 — Да.

 — Значит, где-то 20, где-то 100.

 — Да. До школы 19 километров нужно доехать.

 — То есть только на автобусе?

 — Да, это так называемая оптимизация. Вот здесь я не понимаю: президент непосредственно давал указания тем министерствам, которые связаны с сельским хозяйством, выделить отдельной строкой ресурс для села. До сих пор это не сделано, а сделана так называемая оптимизация. Вот к чему она привела: 87 километров туда, 19 километров сюда, то же самое по медицинским учреждениям, по клубам и так далее. Это категорически недопустимо.

 — Это называется политикой обезлюдивания деревни.

 — Получается так.

 — Люди же видят, что в городах жить комфортнее, они туда переезжают – бросают все и уезжают. Сейчас агрохолдинги жалуются, что нет рабочей силы, причем уже давно жалуются, лет 5.

 — Более того, такая концепция существует даже среди некоторых ученых, что меня просто огорчает. По их мнению, нужно сосредоточить сельское хозяйство в специализированных зонах, более благоприятных зонах. А потом что делать с другими?

— А потом туда продовольствие втридорога возить… Мы уже нахлебались с этим в Москве, Иван Григорьевич. Московская область раньше кормила не полностью, но в основном кормила, Москву молоком и овощами. Сейчас молоко везут издалека, поскольку сельское хозяйство в 50-километровой зоне вокруг Москвы было фактически ликвидировано (а это было самое насыщенное, европейского уровня сельское хозяйство, туда дипломатов возили показывать образцовые хозяйства).

 — Да, показывали.

 — Так вот сейчас с территорий радиусом до 500 километров уже возят в Москву молоко. Раньше считалось, что 200 километров – это запредельно, а теперь отдаленность до 500 км уже устраивает. И оттуда везут молоко.

 — Плюс демографическая ситуация по прогнозу не улучшается, а ухудшается: до 2030 года мы потеряем еще 5 миллионов человек. То есть если мы не освоим наши земли, то придут другие народы ее осваивать.

 —  Да, которые без земли.

 — И тогда уже эта проблема из экономической превратится в политическую.

 — В военную она превратится, Иван Григорьевич. Это будет уже военная проблема.

 — И об этом мы ни в коем случае не должны забывать.

 — Скажите, пожалуйста по пунктам – какова, на ваш взгляд, должна быть аграрная стратегия?

 — Каковы могут быть ее направления? Прежде всего это научно-техническая, научно-технологическая политика совместно с наукой и образованием – это №1, без этого никуда. Что касается образования, даже смешно говорить: почему выделяются средства на одного студента в аграрном ВУЗе в 2 раза меньше, чем в другом ВУЗе? Чем хуже сельский студент, нежели городской? У меня в голове это не укладывается.

 — Ну вот это и есть аграрная политика.

 — Абсолютно верно. Поэтому №1 – это научно-техническая и технологическая политика совместно с наукой и образованием. Второе колоссальнейшее направление – то, о чем мы говорили – это социальное развитие села. Третье направление, которое мы должны категорически совершенствовать – земельные отношения. Потому что это одна из причин, почему нельзя получить кредиты, почему малые формы хозяйствования их не могут получить – это наши фермеры, владельцы личных подсобные хозяйства – потому что нет залога: земля не является предметом залога. Такого нет в мире в рыночных отношениях. Поэтому навести порядок в земельных отношениях – их огромное количество, это абсолютно отдельная тема для разговора.

Следующее: проблема размещения и специализации агропромышленного производства. Она теснейшим образом связана с земельными отношениями. Следующая проблема: экономический механизм – это основной рычаг. Это бюджетная политика, это кредиты, это налоговая политика, это страхование. Кстати, по страхованию – просто в голове не укладывается: 5% мы страхуем в растениеводстве сельскохозяйственных угодий. Более того, страховые возмещения составляют 15%, в то время как в ОСАГО, КАСКО — 73%. Почему у нас только 15%? Я считаю, что нужно закон по страхованию решительно менять, и пороговое значение должно быть минимум 50% возмещения, а для труднодоступных регионов, где природные условия наиболее сложные, до 70-80% должно быть возмещение. Это колоссальная проблема, касающаяся системы страхования. Мы постоянно об этом говорим и никак не можем продвинуться вперед.

Экономический механизм – это важнейшее направление, без которого невозможно расти. Это внешнеэкономическая деятельность, соотношение экспорта и импорта – отсюда наш Евразийский союз. И если мы пошли на интеграцию, то, наверное, нужно как-то продвигаться вперед. А если нет, то зачем мы интегрировались в этот союз? Наконец, последнее – это экологическая составляющая и проблема изменения климата. Если мы сами не примем меры, не оглядываясь на другие страны – а у нас огромнейшая страна – то для нас это тоже кончится плачевным образом. Мне кажется, такими должны быть основные направления. Если мы будем их совершенствовать, то, по нашему прогнозу, мы сможем обеспечить рост как минимум на 3% в год.

 — Стабильно на этом уровне.

 — Да, стабильно. Это, в общем-то, хорошая цифра, я все-таки надеюсь на это. А если будет развитие по инерционному варианту, то наше радужное настоящее может превратиться в темное будущее.

 — Умные люди предлагают: «Надо надавить на Кудрина, чтобы он выдавил из себя свою аграрную программу, чтобы его опередить немножко». Это правильно, наверное.

 — Да. Нам крайне необходимо разработать стратегию развития.

Автор: «Крестьянские ведомости»


Заместитель председателя правительства – министр сельского хозяйства Тульской области Дмитрий Миляев провел рабочую встречу с генеральным директором АО «Щелково Агрохим» Салисом Каракотовым.