Главная \ Актуально    \ Комментарий. АККОР уполномочена предложить.      

Комментарий. АККОР уполномочена предложить.

« Назад

14.08.2014 21:33

Сейчас для работников профессиональных и некоммерческих организаций, имеющих отношение к агропромышленной сфере, наступили горячие деньки. И не только, потому что в зените – уборка урожая и разгар сельскохозяйственного сезона. Так сложилось, что ныне многие их предложения и обращения к властям могут быть услышаны, а то и востребованы. Связано это, конечно, с той продовольственной ситуацией, которая складывается в России вследствие вынужденных контрдействий в ответ на западные санкции. Так что выпадающий продовольственный импорт придется замещать. И первое, что приходит в голову, - за счет развития и роста собственного производства. Конечно, сейчас совсем не время пафосно восклицать, мол, мы же вас предупреждали! Но то, что об угрозах продовольственной безопасности россиян аналитики писали многажды, - чистая правда. И все же, наверное, так устроен человек, что по-настоящему активные действия, раскрывающие его потенциал, предпринимаются в критические времена. Так что, пожалуй, второй раз (первый – в начале 90-х под угрозой голода в стране) за последние четверть века аграрники получили еще один шанс на нормальное, по-настоящему рыночное переустройство всей сельскохозяйственной отрасли. Во всяком случае, такова позиция многих негосударственных структур, включая систему фермерского самоуправления (имеется в виду Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России – АККОР). В распоряжение редакции попала аналитическая записка АККОР по поводу реализации мероприятий по поддержке малых форм хозяйствования на селе (с полным текстом анализа можно ознакомиться на AgroNews в разделе «Документы»). Текст разослан во все властные инстанции, включая Администрацию Президента России, в качестве блока обновленной Государственной программы развития сельского хозяйства на 2013 – 2020 годы. Авторы записки справедливо указывают, что реализация мероприятий по поддержке малых форм хозяйствования на селе чрезвычайно значима для развития сельского хозяйства. Как показывает практика, они способны дать новые сильные импульсы росту производства сельхозпродукции и содействуют решению проблем социальной жизни на сельских территориях.   Фермерское сообщество позитивно оценивает целевые ведомственные программы «Развитие семейных животноводческих ферм на базе крестьянских (фермерских) хозяйств на период 2012 – 2014 годов» и «Начинающий фермер». Есть практические результаты по росту объемов производства продукции в фермерском секторе, в том числе в наиболее сложном и значимом – в животноводстве. Поголовье КРС в фермерских хозяйствах в 2012 году выросло на 14,1 %, в том числе коров – на 13,3%. Хотя в целом по отрасли произошел спад – КРС на 0,9% и коров – на 1,3%. В сельхозорганизациях поголовье КРС и коров уменьшилось соответственно на 1,1% и 1,9%. В 2013 году эта тенденция вновь продолжилась. В К(Ф)Х рост поголовья КРС и коров составил соответственно 6% и 6,2%. В целом по отрасли опять спад – на 1,8% и 2,2%, в том числе в сельхозорганизациях – на 2,9% и 3%. Эти результаты достигнуты, в том числе и благодаря реализации ведомственных программ. За два года при целевом показателе 3400 хозяйств оказана грантовая поддержка 5883 хозяйствам начинающих фермеров (в 2012 году – 3013 и в 2013 году – 2870 хозяйствам). Создано более 15 тыс. новых рабочих мест. По программе развития семейных животноводческих ферм вместо запланированных 300 хозяйств оказана поддержка 1585 хозяйствам (в 2012 году – 788, в 2013 году – 797 хозяйствам). Дополнительно создано порядка 4,6 тыс. рабочих мест. Важно, что 65% участников программы «Начинающий фермер» молодые люди в возрасте до 35 лет. Ведь для сельской молодежи возможность начать свое дело, свой семейный бизнес - одна из немногих альтернатив миграции в город. Так что с полным основанием можно говорить, что эти программы востребованы, конкурсы на участие высокие. К примеру, по данным органов управления АПК субъектов РФ, по программе поддержки семейных животноводческих ферм на 1 грант в 2013 году претендовало от 6 до 12 участников, а по программе поддержки начинающих фермеров – от 3 до 7 участников. Финансовые средства, направляемые государством на эти программы, используются эффективно. Так, по данным Министерства сельского хозяйства РФ и независимой экспертной оценке, стоимость скотоместа в рамках программы семейной фермы молочного направления, созданной на базе К(Ф)Х, составляет – 120 тыс. руб., мясного направления – 96 тыс. руб. Для сравнения - в крупных сельскохозяйственных комплексах молочного направления - от 521 до 835 тыс. руб. и мясного направления - от 328 до 431 тыс. рублей. Главная проблема сегодня по исполнению данных программ – недостаток средств, выделяемых на их реализацию, и, как следствие, - узкий охват и весьма скромные масштабы, значительные ограничительные меры по отбору участников. В запланированных объемах данные программы не в состоянии внести качественные перемены в структуру сельскохозяйственного производства и в повышение его эффективности, а также – в существенном увеличении численности фермерских хозяйств. О значительном потенциале этих программ свидетельствует тот факт, что, по данным опросов, проводимых в рамках научных исследований по социальному развитию села в 2010 году, 37% жителей села, многие из которых безработные или не являются предпринимателями в аграрном производстве, хотели бы обзавестись своим хозяйством, приобретя земельные участки и получив стартовую помощь от государства. То есть, более трети селян – это потенциальные фермеры, и им нужна господдержка. Поэтому АККОР предлагает увеличить объемы выделяемых средств государственной поддержки из федерального бюджета на реализацию семейной животноводческой программы до 10 млрд рублей ежегодно и внести ряд изменений в порядок предоставления грантов. До этого же уровня предлагается поднять бюджетную поддержку и по программе «Начинающий фермер». Вторая серьезнейшая проблема, на которой подробно останавливаются авторы записки, - кооперирование сельских частников. Кооперация – важнейшее условие развития и повышения конкурентоспособности крестьянских хозяйств и других сельхозтоваропроизводителей, решение острейшей проблемы реализации произведенной продукции. Столетие назад благодаря кооперации Россия занимала ведущие позиции на мировом продовольственном рынке. В годы столыпинской реформы действовало 30 тысяч кооперативов, и они объединяли 14 млн крестьянских хозяйств. В Государственной программе развития сельского хозяйства на 2013-2020 гг. декларируются мероприятия по поддержке кооперации на селе. Однако единственной мерой поддержки остается субсидирование процентной ставки кредитов и займов, предоставляемых кооперативам. Статистика показывает, что сельскохозяйственная кооперация в России в последние годы не развивается. Общее количество сельскохозяйственных потребительских кооперативов снижается. На 1 января 2014 г. количество кооперативов составило – 6913, 2013 г. – 7316, 2012 г. – 7746. При этом, по экспертным оценкам, только 68% из зарегистрированных можно считать работающими, и они только на 1% обеспечивают потребности своих членов. Основная часть работающих сельскохозяйственных потребительских кооперативов расположена в 10 регионах страны. Следует отметить также, что нет полноценных систем как отраслевых кооперативов, так и их объединений. В 2013 и 2014 гг. было проведено два съезда по развитию кооперации на селе, принята соответствующая концепция, подготовлен проект ведомственной целевой программы развития сельскохозяйственной кооперации – но дело утонуло в согласованиях и обсуждениях, а практическая работа до сих пор так и не началась. То есть развитие кооперации так и не стало стратегическим направлением аграрной политики, ключевым звеном в повышении доходности, эффективности развития, конкурентоспособности малых форм хозяйствования. А ведь Президент России Владимир Путин на сей счет неоднократно давал четкие и ясные поручения. В 2011 году – «разработать комплекс мер по повышению эффективности сельскохозяйственной и потребительской кооперации, включая создание инфраструктуры заготовки, переработки и реализации продукции, предусмотрев при этом возможность софинансирования из региональных бюджетов, а также частно-государственное партнерство». В 2012 году – «разработать меры по повышению потенциала сельскохозяйственной и потребительской кооперации, включая создание инфраструктуры заготовки, переработки и реализации продукции». И еще одно поручение - «При разработке Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 - 2020 годы рассмотреть возможность оказания государственной поддержки предприятиям потребительской кооперации на развитие материально-технической базы заготовок и переработки сельскохозяйственной продукции…» Однако все эти поручения остаются невыполненными. Государство фактически самоустранилось от кооперативных проблем. В кооперативном строительстве нет главного - должной финансово-кредитной поддержки и благоприятной нормативно-правовой среды деятельности кооперативов. Чтобы кооперация развивалась – нужны финансовые средства. Но при низкой доходности сельхозтоваропроизводителей самостоятельно решить задачу кооперирования крестьянам не по силам. Для реального развития нужна реальная государственная поддержка, экономическая свобода, стабильная правовая основа, четкие и понятные партнерские правила взаимоотношений с государственными органами. Исходя из этого, АККОР предлагает закрепить развитие сельскохозяйственной потребительской кооперации в Госпрограмме как одно из центральных стратегических направлений и, в первую очередь, для малых форм хозяйствования. Кроме того предлагается выделять на эти цели ежегодно 10 млрд рублей из федерального бюджета. Включить в ведомственную целевую программу Минсельхоза РФ по развитию сельскохозяйственной потребительской кооперации все направления государственной поддержки, предусмотренные Концепцией развития кооперации на селе на период до 2020 года. Необходимо также ускорить согласование в Минфине, Минэкономразвития проекта ведомственной целевой программы по развитию кооперации с тем, чтобы начать реализацию данной программы уже в нынешнем, 2014 году. Еще одно предложение - подготовить с широким участием общественных организаций, кооперативных объединений и ученых-аграрников поправки в Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации» для создания благоприятных условий развития сельскохозяйственной кооперации. При этом нужно совершенствовать нормативно-правовую базу деятельности сельскохозяйственной потребительской кооперации в части снижения административных барьеров, а также убрать из Налогового кодекса нормы, которые по сути дают эффект двойного налогообложения продукции крестьян – и как ее производителей, и как членов кооперативов. Следующая проблема, на которой останавливаются аналитики АККОР, - оформление земли в собственность. Земля для крестьянина – это важнейшее условие существования, главное средство производства, главный источник достатка. Доступ же к земельным ресурсам субъектов малых форм хозяйствования на селе крайне затруднен. Складывается парадоксальная ситуация, когда 75% земель у фермеров не оформлены, а государственные средства, выделяемые крестьянским (фермерским) хозяйствам на закрепление земли в собственность, не осваиваются. Из предусмотренных на эти цели финансовых средств федерального бюджета освоено, по итогам 2012 и 2013 годов, менее половины. В 2012 году лимит средств федерального бюджета составлял 120 млн. рублей – освоено 44,0 млн. рублей или 37%, в 2013 году из 120 млн. рублей – освоено 50,71 млн. рублей или 42,3%. В ряде официальных документов, включая и Национальный доклад, отражено, что столь низкая востребованность этой государственной поддержки свидетельствует о том, что крестьяне не хотят оформлять в собственность принадлежащие им земельные участки. Такая позиция необъективна и тенденциозна, полагают в АККОР. «Нежелание» крестьян вызвано, во-первых, сложной, долгой и запутанной процедурой прохождения по различным чиновничьим инстанциям и оформления бумаг. (На все процедуры уходит, в среднем, около двух лет). Во-вторых, стоимость землеустроительных и кадастровых работ составляет в среднем 20 тыс. рублей за 1 га, в то время как государство компенсирует лишь 1 тыс. рублей или 5 %. В-третьих, в соответствии с утвержденным порядком, фермеры сначала должны за свой счет оформить землю, а затем подать документы на возмещение затрат, что при отсутствии свободных средств и большой закредитованности не позволяет им изыскивать дополнительные средства и сдерживает реализацию данной поддержки. В-четвертых, серьезным препятствием является позиция региональных и местных чиновников. Для многих из них неурегулированность прав на земельную собственность стала источником коррупционных доходов, и лишаться такой золотой жилы они не хотят. Отсюда отсутствие софинансирования из региональных бюджетов, проволочки с подачей заявок, информационное замалчивание этого вида государственной поддержки, отказ на включение в соответствующие списки крестьян. Четвертая новелла аналитической записки касается кредитования малых форм хозяйствования на селе. Отмечается, что идет снижение объемов кредитования малых форм хозяйствования. Это происходит из-за отсутствия гарантий и недостаточности залоговой базы. Система залога в банках ориентирована в основном на крупное сельскохозяйственное производство. А малые сельхозпроизводители остаются в стороне. К примеру, банки обоснованно не хотят брать в залог изношенную сельхозтехнику. Но у основной массы К(Ф)Х иной техники нет. И, стало быть, они не могут взять кредит. Основными получателями субсидируемых краткосрочных кредитов являются сельскохозяйственные и перерабатывающие организации. Соответственно, малые формы хозяйствования в 2009 г. получили 5%, в 2010 – 2%. в 2011 - 1,5%, в 2012 году – 1,7 % общей суммы кредитных средств. Похожая картина складывается и в сфере инвестиционных кредитов, где основными бенефициарами являлись сельскохозяйственные организации. На долю малых форм хозяйствования приходилось: в 2009 году – 4,3 %, в 2010 – 2,1%, в 2011 - 2 %, в 2012 году – 2,4%. Малые формы хозяйствования объективно для кредитных организаций являются неудобным, сильно диверсифицированным сегментом. Увеличивая производимый объем продукции в натуральном выражении, они получают все меньшую долю субсидируемых кредитных ресурсов и займов. Так, в 2013 году общий объем субсидируемых кредитов и займов с учетом переходящих кредитов и займов прошлых лет составил 68,1 млрд. рублей, сократившись по сравнению с 2012 годом на 32,3 %. Ссылаясь на общую высокую задолженность сельхозпроизводителей, банки отказывают им в выдаче кредитов. Хотя основная часть не возврата кредитов приходится не на малые формы хозяйствования, а на крупные сельхозпредприятия и агрохолдинги. Удельный вес последних в общем объеме кредиторской задолженности, превысившей 2 трлн. рублей, составляет более 90%, и по их вине страдает малый агробизнес. По данным Нацдоклада за 2013 год доля ИП, К(Ф)Х, СПоК и ОПК в остатках ссудной задолженности по краткосрочным кредитам в подотрасли растениеводства составило 1,5%, по инвестиционным кредитам – 4%. По остатку ссудной задолженности на организации малых форм хозяйствования (ИП и К(Ф)Х) в животноводстве по краткосрочным кредитам приходится 0,4%, а по инвестиционным кредитам - 0,8%. Исходя из этого, АККОР предлагает принять в качестве практической задачи поэтапный отказ от практики субсидирования процентных ставок по кредитам. Это – крупная статья расходов аграрного бюджета, но крестьяне в своей основной массе не имеют к ней доступа. От поддержки банков необходимо переходить к поддержке реального сельхозпроизводителя. Для этого надо предусмотреть выделение Центральным банком связанных кредитов коммерческим банкам под низкую процентную ставку для кредитования именно малого бизнеса в АПК. Для финансирования кооперативных процессов целесообразно сформировать на федеральном уровне на базе Фонда развития сельскохозяйственной кредитной кооперации гарантийный фонд. Предоставлять гарантии коммерческим банкам по кредитам, выделяемым субъектам малого агробизнеса, включая кредитные кооперативы с размещением депозитных средств фонда в банках, обеспечивающих мультипликативный эффект по выдаваемым кредитам и займам. В пятый раздел аналитической записки АККОР сведены еще некоторые проблемы фермерского сектора. Например, федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» относит крестьянские (фермерские) хозяйства к категории субъектов малого и среднего предпринимательства (ст.4, п. 1) и в качестве одной из основных целей государственной политики требует от федеральных и региональных органов государственной власти и органов местного самоуправления содействовать увеличению их количества (ст.6, п.п.2.5; ст.25). Однако следует признать, что в этой сфере за последние 2 года у нас произошел провал. На 1 января 2014 г. в России насчитывалось около 223 тысяч К(Ф)Х. Хотя еще два года назад было 308 тысяч хозяйств – спад на 85 тысяч. Данная тенденция продолжилась и в 2014 году. По состоянию на 1 июля 2014 года численность снизилась еще на 3663 хозяйства. И сегодня численность фермерского уклада откатилась на двадцать лет назад – на уровень середины 1993 года. Это – крайне тревожная тенденция, и необходимо уяснить причины того, почему столь сильно лихорадит у нас фермерский сектор. Практика показывает, что фермерские хозяйства исключительно чувствительны к любым переменам во внешней среде и незамедлительно реагируют на малейшие изменения в аграрной политике, экономической конъюнктуре, нормативно-правовой сфере, социальном климате. Так, выделение государством в рамках антикризисных мер по программе самозанятости населения Минздравсоцразвития России, принятых в 2008 году, финансовой поддержки гражданам, желающим создать свое дело, стало фактором стремительного роста численности фермерства. За три года, с 2009 по 2011 гг., она фактически удвоилась, поднявшись со 160 до 308 тысяч хозяйств. И наоборот – такой же эффект, но со знаком минус, возникает, когда государство производит непродуманные, недальновидные действия, предпринимает по отношению к фермерству меры негативного характера. В частности, резкое увеличение в 2013 году пенсионных фиксированных платежей, рост административного давления, принятие постановления Правительства РФ №742 от 27 августа 2013 г., на основании которого крестьянские (фермерские) хозяйства исключены из числа получателей субсидий по кормам для производства свинины, мяса птицы и яиц, привели к снижению численности за 1 год на 65 тысяч хозяйств. Еще один пример подобного рода – это эффект от реализации программы создания животноводческих ферм на базе К(Ф)Х. Даже та скромная сумма в полтора миллиарда рублей в год, выделяемая на грантовые поддержки, приносит быструю и существенную отдачу, становясь весомыми прибавками в фермерском поголовье КРС и коров, в производстве молока. В последние два года этот результат проявляется со всей наглядностью и убедительностью. В то же время государственная политика по свиноводству приводит к резкому сокращению поголовья в малых формах хозяйствования. За последние 5 лет в хозяйствах населения и у фермеров поголовье свиней сократилось на 2,5 млн. голов. Несвязанная погектарная поддержка в настоящее время является одним из основных видов господдержки и одобрена фермерами. Однако она увязывается с большим количеством административных требований. В итоге этот вид господдержки оказался доступным порядка 30% фермерам. То есть напрашиваются адекватные меры для облегчения доступа к такому виду поддержки. Субсидии по молоку в большинстве своем также проходят мимо крестьян в силу сложности и несправедливости механизма их получения. Поэтому и снижаются показатели молочной отрасли в целом, так как малые формы хозяйствования производят более 50% объема молока. В этой связи, целесообразно часть государственных средств, выделяемых на молочную отрасль, направить на увеличение поголовья коров. Стимулировать возрастающий рост поголовья во всех хозяйствах, независимо от формы собственности и размеров. Трудности с приобретением в собственность или заключением договоров аренды земельных участков также блокируют развитие фермерства. Хотя во многих регионах значительные площади пашни не обрабатываются. Реальностью сегодняшнего дня стала концентрация в одних руках сотен тысяч га пашни. Для исправления данной ситуации необходимо провести полный кадастровый учет за счет средств федерального бюджета всех земельных участков сельскохозяйственного назначения. Также необходимо внести изменения в законодательные акты, в части: - ограничения площади сельхозугодий, расположенных на территории одного муниципального района, которые могут находиться в одних руках - не более 10%; - установления обязанности юридических лиц – собственников земельных участков раскрывать информацию о своих бенефициарных владельцах, порядок и сроки представления такой информации, ее проверки, осуществления органами земельного контроля мер реагирования, а также установления ответственности за нарушение вводимых норм. Кроме того необходимо осуществлять государственную поддержку информационно-консультационного обслуживания малых форм хозяйствования. Ранее в Госпрограмме была предусмотрена такая мера, но затем была исключена. Больше всего от этого страдают малые формы хозяйствования, для которых важно наличие институтов консультирования, а также развития организаций самоуправления. Обратимся к фактам из дореволюционной истории: в годы проведения столыпинской реформы в России была создана лучшая в мире консультационная служба. В 1913 году в стране было 4,7 тысяч обществ, в которых работало 9 тысяч человек, из них 3,7 тысяч агрономов. Они обеспечивали консультационную помощь для 1 млн. крестьян-единоличников. Финансирование деятельности обществ осуществлялось из государственной казны. В 1913 году на консультационную деятельность было выделено 16,2 млрд рублей. Кроме того, в землеустроительных комиссиях работало 7 тысяч землемеров. Объем выполненных ими работ в 1913 году составил 4,6 млн га, при финансировании средств на эти цели в сумме – 14,1 млрд рублей. В настоящее время также необходимо развивать систему информационно-консультационного, методического обслуживания фермерских хозяйств и других малых форм хозяйствования. Отнести эту форму помощи к социально-значимым услугам с финансированием из средств федерального, региональных и муниципальных бюджетов. Для того, чтобы потенциал малых форм хозяйствования был реализован, нужна корректировка мер государственной поддержки и регулирования в рамках аграрной политики страны. В первую очередь, это земельные отношения, вопросы кооперации, сбыта сельскохозяйственной продукции, снятия административных барьеров, доступности кредитов, справедливости и доступности средств государственной поддержки, развития консультирования и самоорганизации. Экономисты АККОР подчеркивают, что для достижения этих целей не потребуется увеличения государственного финансирования. Решение задачи состоит в том, чтобы кардинально поменять приоритеты и целевые показатели внутри Госпрограммы и перераспределить финансовые средства в пользу действующих программ по начинающим фермерам, семейным животноводческим фермам на базе К(Ф)Х и другим направлениям поддержки малых форм хозяйствования. А вот «результатом реализации скорректированной Государственной программы станет: - создание 280 тыс. новых действующих К(Ф)Х и доведение к 2020 году совокупной численности фермерских хозяйств семейного типа до 500 тысяч. Осуществляемая в рамках программы начинающий фермер государственная поддержка стимулирует, в первую очередь, ЛПХ, ведущие товарное производство, переходить в фермеры. По ВСХП 2006 года, насчитывалось более 2 млн. таких хозяйств; - создание 500 - 700 тыс. новых рабочих мест; - освоение 28 млн. га заброшенных, неиспользуемых сельскохозяйственных земель; - сохранение 10 тыс. малых деревень и сел, создание новых сельских поселений; - рост доходов сельского населения; - привлечение в отрасль около 100 млрд рублей средств сельского населения на условиях софинансирования действующих ведомственных целевых программ; - решение демографической проблемы на селе. Как правило, фермерская семья крепкая, здоровая, многодетная. Рождаемость в таких семьях в 1,5 раза выше, чем в среднем по стране; - повышение занятости сельского населения и снижение безработицы. - укрепление бюджетов сельских поселений и муниципальных образований в результате развития предпринимательской деятельности, оформления и освоения земельных ресурсов, что позволит успешнее решать проблемы социального обустройства села; - обеспечение экологии сельских территорий, так как фермерская семья заинтересована жить и работать на чистых территориях, которые будут передаваться по наследству; - возрождение народных традиций и культуры, а также крестьянского трудового воспитания». Такой вот получился фермерский манифест. Каковы шансы на то, что он будет принят? Судя по тому, что сумма запрашиваемых средств в масштабах даже очень напряженного бюджета не слишком велика, вроде бы государство должно проявить заботу о собственных интересах и прислушаться к предложениям фермерского сообщества. При этом, конечно, надо понимать, что финансово-экономический блок Правительства вполне способен заблокировать принятие фермерского раздела новой редакции госпрограммы развития («новой российской продовольственной программы», по выражению нашего премьер-министра). Аргументы? Да вот вам, пожалуйста. «Это выходит за рамки действующего в стране правового поля». Или: «Бюджетный, Гражданский и Земельный кодексы этого не предусматривают». Или просто: «Денег нет, и не будет!» Хотя, с другой стороны, представляется, что сегодня продовольственный вопрос в России будет под самым серьезным контролем Администрации Президента РФ. А с этой структурой шутки плохи. И подолгу саботировать важные решения, наносящие ущерб продовольственной безопасности страны, там, пожалуй, и не дадут. Хотя наша мудрая бюрократия всегда способно так заволокитить любое дело, что и концов не сыщешь. Ясно одно: фермеры в очередной раз говорят своей Родине: «Прими от нас еду!». Каков будет ответ?

15/08/2014 Константин Мезенцев «Крестьянские ведомости»  


Окончательный итог урожая 2017 года еще не назван, но по последним данным idk.ru, он приближается к 140 млн тонн. Рекорд давит на зерновой рынок: появилась проблема сбыта, цены упали, и сельхозпроизводители терпят убытки, а порты не справляются с нагрузкой. 

Лизинговая реформа, которую намерен реализовать Центробанк в ближайшее время, может привести к стагнации агропромышленного комплекса России в целом, и в Краснодарском крае в частности — предупреждают эксперты.